Понедельник, 21.01.2019, 20:00
Приветствую Вас Гость | RSS
История царствования Николая II
в лицах и биографиях
Поиск
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Каталог статей

Главная » Статьи » Брусилов А.А. ч.1

Труды в сумерках - 7
Итак, под опекой Брусилова оказалось огромное и сложное хозяйство. Главное, что его беспокоило, — это боеспособность вверенных ему войск. Ее никак нельзя было признать удовлетворительной, особенно учитывая пограничную дислокацию корпуса. Здесь, как и в гвардейской дивизии, Брусилов сразу же обратил внимание на низкую подготовку офицерского состава. Первые впечатления на этот счет он получил, наблюдая тактические занятия частей корпуса в зимние месяцы 1909 года. Свои соображения он обобщил в следующих неутешительных словах: «…Я с грустью убедился, что многие господа штаб- и обер-офицеры в техническом отношении крайне недостаточно подготовлены. Очевидно, на эту важнейшую отрасль военного дела не было обращено должного внимания, а также, как я в этом сам удостоверился, в пехотных частях тактические занятия велись сжато, а отчасти неумело».
Приговор, как выражаются, суров, но справедлив. Русские офицеры в своем большинстве получали явно недостаточную теоретическую подготовку, а в повседневной армейской жизни тем паче не воспитывался интерес к занятиям тактикой и теоретическими вопросами. Явление это было тем более досадным и непростительным, что русская военно-теоретическая мысль в ту пору развивалась очень бурно и интересно, не только не отставая, но во многом и опережая признанные зарубежные достижения в этой области. Как раз в тот год, когда Брусилов приступил к командованию корпусом, вышли в свет фундаментальные книги военных ученых А. Г. Елчанинова и В. А. Черемисова.
Теперь, оглядываясь назад, легче сравнивать. И современные наши историки единодушно полагают, что идеи названных, да и некоторых иных авторов были передовыми и практически полезными для своего времени, представляли собой шаг вперед в развитии военной науки в России и во всем мире. Оба теоретика справедливо черпали познания прежде всего из отечественного опыта (не отвергая, разумеется, того ценного, что можно почерпнуть в опыте других стран и народов, даже бывших противников). Не случайно названные авторы так часто обращались к наследию великого Суворова. Правильно полагал, например, Елчанинов, что суворовская «Наука побеждать», рассмотренная в целом, «вечно будет новой и свежей, ибо в ней глубоко и умело схвачена самая суть лучших основ военного дела, и приложение «Науки побеждать» к нынешним огню и технике явится, по моему глубокому убеждению, во-1-х, вполне исполнимым, а во-2-х, гораздо более ценным, чем старание побольше и поменее понятно списать готовое у иностранцев».
Суворовское наследие поистине бессмертно, ибо его положения применимы к любому техническому уровню. Наступательный порыв, смелость, решительность, ставка на человеческую стойкость и отвагу, доверие к практическому опыту в противовес мертвой букве — вот главное в идеях великого полководца и военного мыслителя. Сама суть суворовского наследия не терпит педантичного доктринерства.
Примеры такого чрезмерно буквалистского отношения к Суворову во времена Брусилова тоже были не редкость. Известный русский военный теоретик Драгомиров, человек талантливый, но увлекавшийся и консервативный, считал, что суворовское лихое правило «Пуля — дура, штык — молодец» годно в незыблемом виде во времена пулеметов… И вплоть до русско-японской войны, да и позже, в войсках следовали указаниям: «стреляй редко, да метко», «береги пулю» и т. п. Черемисов ядовито замечал по этому поводу, что если беречь пули, то лучше вовсе не воевать, а сразу уступить противнику, победы все равно не будет… Нельзя понимать буквалистски этот суворовский завет, он означает иное: вперед! всегда вперед, в атаку, ближе к противнику, и горе ему!
Итак, Брусилову было на что опереться для воспитания у личного состава современных боевых понятий, и он начал действовать сразу. Прежде всего следовало должным образом наладить военно-научную подготовку офицерского состава. То было нелегкой задачей, ибо средний армейский офицер той поры необходимых навыков в этом деле не имел. Последовал приказ командира 14-го корпуса о тактических занятиях для офицерского состава во всех частях. Предусматривалось, что занятия эти должны вестись в зимнее время, когда войска стоят в казармах, а не в полевых лагерях. Брусилов требовал от командиров частей раз в месяц лично докладывать ему о ходе занятий. Так как теоретически образованных офицеров было в корпусе немного, на сборы приглашались офицеры из Генерального штаба.
Категория: Брусилов А.А. ч.1 | Добавил: defaultNick (23.12.2013)
Просмотров: 799 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Яндекс.Метрика

Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный хостинг uCoz