Среда, 21.11.2018, 12:03
Приветствую Вас Гость | RSS
История царствования Николая II
в лицах и биографиях
Поиск
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Каталог статей

Главная » Статьи » Брусилов А.А. ч.1

Лошадиная академия - 12
Итак, он встал во главе не очень большого численно, но очень важного по сути армейского подразделения. Изменилось ли что-нибудь в его действиях, в его поведении? Нет. По-прежнему он так же спокойно, твердо и целенаправленно руководил школой, совершенствуя преподавание в ней и повышая требовательность к обучающимся. Многие люди в обыденности предаются маниловским мечтаниям: вот если бы-де я стал… (директором, царем, фельдмаршалом и т. д.), уж я бы… Мысль ложная исходно, ибо если инженер-технолог плох на своем месте, то он станет еще худшим директором, если командир роты не справляется или кое-как справляется с положенной ему задачей, то и фельдмаршалом он сделается никудышным. Только из хорошего технолога делается дельный директор, как из толкового капитана — отменный генерал, а не наоборот.
 
Брусилов был хорошим поручиком в полку, хорошим курсовым офицером в кавалерийской школе, хорошим заместителем плохого начальника — он естественно и органично стал хорошим генералом на генеральском посту. Только так и бывает в жизни, и никак иначе.
 
Став во главе школы и опираясь на поддержку самого генерал-инспектора всей русской кавалерии, Брусилов не замедлил улучшить вверенное ему дело. И тут следует кое-что прояснить. Уже в конце прошлого века, а в особенности в начале нынешнего в ряде стран сложилась внутри дворянско-военного сословия внутренняя, так сказать, каста: совокупность выпускников Академии Генерального штаба. В сильнейшей степени это было характерно для армий Германии и Австро-Венгрии, но не миновало и императорскую Россию. Выпускники Петербургской академии тоже представляли собой — то есть почитали себя так — сливки офицерского корпуса. То были в подавляющем большинстве своем выходцы из аристократических военных фамилий и свое быстрое продвижение по службе полагали признаком особых своих способностей. Так возникала замкнутая, самоуверенная каста, противостоящая основному по численности корпусу армейских офицеров.
 
Брусилов Академии Генштаба не кончал, с этой самозваной «элитой» и не был связан, и самоуверенности ее питомцев не ценил. Он добился того, что офицеры-генштабисты, служившие в кавалерийских частях, тоже должны были пройти практическую переподготовку в возглавляемой им школе. Ими это встречалось, мягко говоря, прохладно. Как так, они все знают, все превзошли и вдруг — какая-то, как они выражались, «лошадиная академия»?..
 
Но Брусилов был непреклонен, и немало презрительных аристократов, занимавших крупные посты в кавалерии, но не умевших, однако, держаться в седле, крепко попортили свою карьеру. Брусилову пришлось пережить немало неприятностей, но он был непреклонен, ибо знал, что прав. А ядовитая шутка насчет «лошадиной академии» его ничуть не пугала. Какая же, в самом деле, может быть кавалерия, если кавалерист не сидит в седле?..
 
Впрочем, тут надо добавить справедливости ради, что вовсе не все генштабисты презирали усилия Брусилова по внедрению в армию истинно кавалерийского духа. Впоследствии известный писатель, а тогда, в начале века, питомец академии генерал А. А. Игнатьев свидетельствовал: «Суровые требования кавалерийской школы сыграли полезную роль. Постепенно среди кавалерийских начальников становилось все больше настоящих кавалеристов и все меньше людей, склонных к покою и ожирению». Последнее особенно в точку: растолстевший кавалерист так же нелеп, как ныне летчик-истребитель с брюшком. Но бывало… Впрочем, Брусилов добивался не стройности фигур, а умения вести в бой войска. И многие поддерживали эти его несомненно полезные для армии усилия.
 
К сожалению, Брусилов жил и действовал в ту пору, когда время для любых полезных начинаний было самое неблагоприятное. Пожалуй, никогда за всю тысячелетнюю историю России не было такого слабого, такого непопулярного в народе государственного руководства, как в начале XX столетия. Огромная и богатейшая страна раздиралась острейшими противоречиями. Большинство народа — ее труженики и защитники, крестьяне и рабочие — находилось в унижении, бесправном положении. Они остро чувствовали свое бесправие и остро ненавидели бар и господ, обрекающих их на унижение в своей собственной стране. Ведь не анекдоты досужих мемуаристов, а самый очевидный, к сожалению, исторический факт, что на воротах некоторых парков вешалась табличка: «Собакам и низшим чинам вход воспрещен». Кстати, Брусилов в воспоминаниях сам описал подобный случай и описал с возмущением. Но другие-то генералы и офицеры этим не возмущались, а иные почитали за должное. К несчастью для тогдашней русской армии, для всей России, таких бар-офицеров было большинство.

 

Категория: Брусилов А.А. ч.1 | Добавил: defaultNick (23.12.2013)
Просмотров: 1888 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Яндекс.Метрика

Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz