Воскресенье, 16.12.2018, 22:02
Приветствую Вас Гость | RSS
История царствования Николая II
в лицах и биографиях
Поиск
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Первопроходец - 9

Они ушли на рассвете по ломкому и хрусткому инею, который покрыл разноцветные мхи и лишайники. Упряжка сытых важенок послушно тянула нарты, медленно поднималось солнце, а впереди цвел и плавился горизонт, обтянутый густой синевой. И казалось, можно идти и идти к этому зыбкому свету, идти всю жизнь, сколько хватит сил…
Но к середине дня их настигла страшная весть: на Большеземельскую тундру свалилась сибирская язва! В первом же стойбище Андрей увидел разлагающиеся оленьи трупы, облепленные тучами оводов, и впавших в отчаяние кочевников… Чем дальше двигались на север, тем более страшные картины бедствия открывались перед ними. Они держались подальше от гибельных водоемов, рассадников заразы, старательно обходили зараженные пастбища. К счастью, эпидемия обошла сибирские тундры стороной, и Никифор повернул нарты к полуострову Ямал, где, как говаривали западные ненцы, старики еще хранили своих древних языческих идолов. Они кочевали от чума к чуму, выискивая предметы быта и культа, ритуальных игр, образцы старинной одежды. Материалы для музейной коллекции добывались с большим трудом, почти каждая приобретенная вещь являла собой исключительную редкость.
Журавского более всего тревожило то, что почти никто уже не знал корней происхождения той или иной вещи, игрушки, обычая: воспоминания умерли бесследно или переродились до неузнаваемости. Нигде и никем не записанное, многое не дошло даже в фольклорных легендах и преданиях.
* * *
Однажды на берегу ямальской речушки, которая текла на север, Журавский увидел заросли ивы, небольшие рощицы лиственниц и елей…
Андрей Владимирович искал подтверждения осенившей его догадки. Для этого пришлось облазить не один десяток полярных речушек, сменить не одну оленью упряжку, тонуть в ручьях, замерзать на ветру, зарываться в снег, ожидая приближения пурги, и сутками лежать под белой лавиной бок о бок с оленями. И он добыл эти доказательства: не географическая северность определяет климат данного ареала, а близость океана как колыбели ветров! Еловую и лиственничную растительность, а иногда и взрослые леса, Журавский видел на Ямале, Диксоне, стойбищах Хатангской губы, — далеко за Полярным кругом. Он вычертил карту северной границы лесов, на которой линия распространения хвойных деревьев почти копировала изгибы прибрежной полосы Ледовитого океана, то приближаясь к нему, то отдаляясь вместе с участками суши. Никто до Журавского таких исследований не проводил.
Никифор держал путь к острову Хорейвор (в переводе — лес, годный для хорейных шестов).



Яндекс.Метрика

Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz